Главная

История

Новости

Наши авторы

Архив

Представляем творчество студийцев: Алексея Cмирнова, Аллы Шараповой, Сэды Вермишевой, Веры Николаевой, Нины Саницкой, Наталии Никитиной, Елены Похвисневой, Вадима Колпакова, Галины Осининой, Марины Архиповой.

СМИРНОВ АЛЕКСЕЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ

Родился в 1946 году. Окончил Московский химико-технологический институт им. Менделеева. Академик РАЕН, автор книг: "Спросит вечер", "Дашти Марго", "Время, полувремя, времена", "Прогулки со словами", "Сорок слов из простокваши", "Дар Владимира Даля", "Виолончель за бумажной стеной" и др. Печатался в журналах "Новый мир", "Знамя", "Вопросы литературы" и др. Живет в Москве. Ведет персональный литературный сайт.

МОЛОТОЧЕК

Если спрашивали, моя няня Филипповна никогда не говорила, сколько мне лет, но всегда - который год. Не пять, а шестой, не шесть, а седьмой. Мне это нравилось. Я взрослел в собственных глазах, потому что шестой звучало почти как шесть, седьмой - почти как семь. Тем более, что прибавка одного года начиналась сразу в день рождения. Пятого февраля мне исполнялось шесть лет, а по-няниному уже шел седьмой. Сам я на вопрос о своем возрасте отвечал, как принято: пять так пять, шесть так шесть. В том отсчете времени, который вела Филипповна, чувствовался какой-то подвох. Как будто все было честно, а впечатление создавалось завышенное. Семь лет мне когда еще будет, а я уже целый год хожу в сиянии своего грядущего семилетия. Но были в году два избранных дня, когда мне доставляло тайную радость переходить от своего исчисления времени к няниному. Четвертого февраля я знал твердо, что мне пока пять лет, а пятого наслаждался тем, что пошел седьмой. В этом мнимом перескоке через год, в исчезновении шестерки таился какой-то секрет, пускай лишь словесный, но все же секрет. Дело в том, что завысить мой возраст русский язык позволял, а вот занижать отказывался. Можно сказать: "Мне шесть лет" - или: "Пошел седьмой..." А как выразить то же самое, употребив число пять? "Больше пяти"? Но сколько именно? "За пять"? Так не говорят. "За" относится к десятилетиям: "За сорок, за пятьдесят..." А "пошел такой-то год" применимо в любом возрасте. Няня и про себя говорила: "Да уж шестьдесят седьмой, почитай, пошел..."

В тот год, когда няне "пошел шестьдесят седьмой", к нам на участок стал захаживать дедушка Филимонов - настоящий дедушка моего приятеля Женьки Филимонова (Молоточка). Женька мечтал стать классным вратарем и по вечерам просил его тренировать. На майку он надевал ватник, "чтобы рыпаться не больно", а я бил ему "пендали" - пенальти, но не одиннадцатиметровые, а с семи шагов. Причем в их отмериванье Женька проявлял жуткую щепетильность. Вначале обсуждался вопрос, чей шаг принять за эталон: мой или его? Я считал, что мой, раз я бью, а он спорил, что его, раз он отбивает. Но дело было не в том. Просто Женька шагал пошире. Я уступал, небрежно обещая Молотку забить хоть с центра поля...

Полностью рассказ "МОЛОТОЧЕК", а так же рассказы "ДИКТАНТ", "ИГРЫ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ" можно прочитать в журнале "Новый мир" №7, 2003г. Подборку стихов "ПРИСУТСТВИЕ ОСЕНИ" читайте в журнале "Новый мир" №12, 2004г. Наброски с натуры "НЕЗАМЕТНЫЕ ПРАЗДНИКИ" - "Новый мир" №9, 2005г.

 

ШАРАПОВА АЛЛА ВСЕВОЛОДОВНА

Окончила факультет журналистики Московского Университета им. Ломоносова. Поэт, переводчик английской и скандинавской литературы. Ее перевод "Пер Гюнта" Ибсена вышел несколькими изданиями, в том числе подарочным, идет на сцене. Печаталась в журналах "Новый мир", "Иностранная литература" и др. Автор сборников стихов "Среди ветвей", "Ждущая". Живет в Москве.

***
Всего прекрасней ранние вставанья
И празднующих городов салюты,
Которые не меркнут от сознанья,
Что пошатнулась вера в абсолюты.

А за окном промчавшаяся надпись,
Хоть славила она творцов бесправья,
Она так хорошо вписалась в насыпь,
Как в корки книг их славные заглавья.

Она сердца переполняла тайной
В те дни, когда читать мы не умели
И рупора над пыльною окрайной
О том, что мир прекрасен, нам шумели.

Имя
Имя мое не вини, ко лжи не причастное: Алла.
Лгали другие слова, но имя не лгало.

За озорные слова, за неверность родне,
За беспокойство, убившее силу во мне,
В час установленный жизнь у меня отнимая,
Имени не отними, оглашенного, гласного: Алла...

Так говорила, о Боже, раба Твоя Алла,
В церкви забвенной под антифон причитая,
Плача так безутешно, как плакала Галла,
Что не пустила ее на Афон Пресвятая.

И улыбнулся ей Ангел, среди облаков пролетая.

Полностью подборку стихов "И УЛЫБНУЛСЯ ЕЙ АНГЕЛ" можно прочитать в журнале "Новый мир" №1, 1995г.

 

ВЕРМИШЕВА СЭДА КОНСТАНТИНОВНА (1932-2020)

Сэда Вермишева — армяно-русская поэтесса и общественный деятель, ученый и публицист. Член Союза Писателей СССР с 1974 года., Председатель российского культурно-исторического общества им. Грибоедова, Сопредседатель Московского общества дружбы с Арменией, Сопредседатель русскоязычной секции СП Армении, член Правления Международной Ассоциации содействия культуре, член Правления Союза Армян России. автор книг: «Солнце стоит высоко», «Мерцающий пунктир», «Листья», «Наскальный орнамент», «Нагорье», «Щербатая клинопись», «Но как жива еще душа!»

С подробной биографией автора можно познакомиться на персональном сайте

***
Армения
Я - щербатая клинопись,
Непрочтённая,
На скале.
Я - сто тысяч раз погребённая -
Поклонитесь моей земле.
Молчаливое изваяние скорби я -
Камень,
Руины,
Песок,
Прорастающие созиданием...
В свой гарем арканит Восток,
И равнины зовут раствориться.
Только я не могу.
Я - птица.
Скала - мой дом.

***
И все, что просила у Бога, -
Сбылось!
И кровь голубая,
И белая кость,
И клекот вершины,
И шелест берез,
Сверсталось,
Легло,
Не пошло под откос.
И выстроен дом
На подлунной земле,
И поле - у ног,
И орел - на скале.

 

НИКОЛАЕВА ВЕРА ПЕТРОВНА (04.06.1928-27.01.2014)

Родилась в г. Ставрополе. По образованию филолог, кандидат наук. Печаталась в коллективных сборниках: "Дружба", "Вдохновение", "Истоки" и др. В 2000 году вышла первая книга стихов "Земной след".

***
Смолкли юности вешние трели,
Все иначе печалит и радует:
Раньше годы звенели капелью,
А теперь шелестят листопадами.

Мне казалось: век буду мечтательной,-
Жизнь внесла коррективы дельные:
Раньше верила только в касательные,
А теперь признаю параллельные...

Мир устроен и просто, и сложно.
Краткий путь - не всегда прямая.
Раньше думалось: "Разве можно?"
А теперь: "Ничего, бывает..."

Что же это? Душа устала?
Отступилась,признав пораженье?
Это раньше я так бы сказала,
А теперь говорю: "Прозрение..."

***
Морали не читай, давая подаянье;
Взглянут в ответ затравленно и зло.
Замрет рука, готовая к деянью,
Цепь разомкнется, и уйдет тепло.

Перед грехом гордыни обоюдной
Растерянно поникнет доброта…
И то, что людям мнится неподсудным,
Смысл обретет в день страшного суда.

 

САНИЦКАЯ НИНА ИВАНОВНА

Нина Ивановна - поэт-фронтовик, член МГО СП России, СП Москвы, старейший член литературной студии "Магистраль". Награждена «Орденом С.А. Есенина», памятной медалью «А.С. Грибоедов», дипломом «За верность отечественной литературе» с вручением медали «И.А. Бунин (1870–1953)». Автор нескольких поэтических книг.

Плач детей
Болью тихою раны давней
плач сочится из дали дальней.
Бьётся в стены он, бьётся в ставни,
даже дрожь пробирает камни:
– Молока мне!
– Молока мне!..

А по тропам, где радуг арки,
его в вёдрах несут доярки.
Сквозь лучи, сквозь настой медовый
его цедит июль в бидоны.
Оно – пенистое – в цистернах,
что проносятся, словно серны, –
только мимо, всё мимо, мимо…
А плач детский всё зримей, зримей.
Жизни полный он и печали
встанет девочкой за плечами,
щёк коснётся моих щеками:
– Молока мне!
– Молока мне!..

И глубинную боль разбудит.
Вы прислушайтесь к плачу, люди!
Он оттуда, где рёв орудий.
Он оттуда, где след коровий
человеческой залит кровью.
Там с протянутыми руками
дети плачут перед веками:
– Молока мне!
– Молока мне!..

С подробной биографией автора, а так же со стихами, прозой, рисунками можно познакомиться на странице стихи.ру

 

НИКИТИНА НАТАЛИЯ БОРИСОВНА (02.10.1936 - 30.08.2019)

Родилась в г. Свердловске. Окончила приборостроительный факультет МВТУ им.Баумана. В литературной студии "Магистраль" - с 1973 года. Публикации: "Долги мои тяжкие" (I и II ч.), "Колоколия", "Моя Марина", "Скиталище", "Храм"; альманах "Славянские встречи" (№ 4,5,6).

***
С добылинных времен
                   - издревле,
землю праведную
               объемля,
Всепрощающим
            гласом Божьим
души
    - колокол благословлял.

 

Разливанно
          - и неустанно,
богозванный
           - и богоданный,
то спокойный,
            то растревоженный
колокольный
           звучал хорал.

 

И малиново
          падали звоны
на малиновых далей
                  зори,
на распахнутые
              просторы
всея
    мати святой Руси,

 

освящая
       и шум, и лепет
чащ и рощ,
         птичий гам и щебет,
гулы ветра
          в порывах вздорных
и туманную
          мглу и синь,

 

разноцветия
           радуг зыбких,
даль равнин
           первобытно-диких,
где паломник
           в скитаньях упорных
путь влачил
           в беспределье пустынь.

 

И струился
          далекий благовест
духом
     иночеств и скитальчеств,
пилигримов
          зовя покорных
в Храм и Дом
            замирских святынь.

 

ПОХВИСНЕВА ЕЛЕНА АНАТОЛЬЕВНА (1924–2016)

Родилась на Украине, закончила Московский Геолого-разведочный институт. Были в ее жизни и дальние экспедиции со сбором образцов пород и романтикой дальних дорог и кропотливая научная работа, статьи и публикации. И - на протяжении всей жизни - стихи. "На камнях Арагаца", "В Бадахшанских горах"", "Памиру посвящаю" - это стихи из книги "Земная обитель"

***
Расплавило солнце последний туман.
Сегодня с утра не штормит океан.
Лишь рябь разбежалась широким кольцом,
Где солнце дробится на тысячу солнц.
И, в солнце купая блестящие спины,
У нас за кормою резвятся дельфины.
За нами плывут и несутся по кругу,
И прыгают вверх, догоняя друг друга.
И снова, и снова мелькает над синью,
Лучась дружелюбьем, улыбка дельфинья.
И в воздухе слышно: «Крепись, не робей!
Плыви напрямую - всё будет о,кей!
При всякой погоде держись молодцом -
И счастье ещё повернётся лицом!»
И мы одолеем в зыбучем тумане
Свинцовые волны земных испытаний,
И в рёве прибоя, в бунтующей пене
Мы ступим на берег надежд и свершений.
Да знать бы нам только, что где-нибудь тут
В кильватере нашем дельфины плывут.

 

КОЛПАКОВ ВАДИМ ВИКТОРОВИЧ (15.11.1924 - 23.10.2014)

Родился в 1924 году в г. Иркутске. Окончил Иркутский университет. Работал начальником партии, ведущим геологом. Автор карт, книг, статей и отчетов. Печатался в сборнике «Геология – жизнь моя» и других сборниках.

Индигирка
Я легенды о реках не в силах читать
Мне скучна к ним искусства притирка,
Но сумело до глуби душевной пронять
Даже слово само – ИНДИГИРКА.

Я как в сан возведен, побывавши на ней,
Будто звезд нахватал на погоны.
Хоть в пороги не лез, сберегая людей,
И себя, и шмутье, и погоны.

Я немало на веслах проплыл Колымой,
Оскверненной созданьем Гулага,
Был мотаем амурской и ленской волной,
Шел по Ваге, где роется драга.

Всюду трудятся струи, к пределу спеша
Где спокойно, где вьяся как в цирке,
Говорят, будто в каждой реке есть душа.
Я ее осознал в Индигирке.

Был, где стужей рекордной дышал Оймякон,
И в цветах на бугре Крест Майоре,
У Зашиверска, - церкви, где чудится звон,
В Чокурдахе – с помойкой близ моря.

Было тесно и мрачно в пропилах хребтов,
На воронках крутило байдарки,
Яр Сыпной нас обвалом накрыть был готов,
Вся ж сочлась Индигирка подарком.

Очищает сознанье волшебством своим,
Как белье задубелое стирка.
Как припомню, что где-то живет, хоть незрим,
Дух твой строгий, река Индигирка.

 

ОСИНИНА ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА (1927–2012)

Родилась в Нижнем Новгороде. Закончила ИНЯЗ имени Мориса Тореза и всю жизнь преподавала английский язык в высших учебных заведениях. Имела звание доцента, была автором множества учебников и пособий. Стихи писала всю жизнь. Вышло несколько сборников её стихов: «Сестра», «Преддверье тишины», «Прииде кротость на ны» и детская: «Ищу друга». Жила в Москве, похоронена на Ваганьковском кладбище.

***
Душа раскалена,
И нету ей остуды.
Могу не пить, не есть,
Смирять аскезой плоть.
Но как мне возлюбить
Ягоду иль Иуду?
Нет кротости во мне.
Прости меня, Господь.
Победа над собой -
Сладчайшая победа.
Обиды все презреть,
Соблазны - побороть…
Но как могу простить
Тех, кто убили деда?
Кто оболгал отца?
Прости меня, Господь.
Мне имя - тишина.
Я нравом не воитель.
Тоскуют по любви
Моя душа и плоть.
Но злоба всей земли
Трясёт мою обитель
И я - частица зла.
Прости меня, Господь.

 

АРХИПОВА МАРИНА (05.08.1958 - 03.06.2012)

Окончила специальную школу для инвалидов зрения. Участвовала в конкурсах и фестивалях, организованных Обществом слепых, а также в конкурсе правосланой поэзии и музыки «Серебряная псалтирь». Номинант ряда премий и победитель конкурсов.

***
В форточку вытянет дым,
В доме затихнут шаги…
Вот он, обрывок строки.
Под напряженьем лады.
Если не лопнет струна,
Я допишу черновик
До окончания сна,
До возвращенья любви.

***
Я звала тебя в сны,
Где вкус боли забыт.
На высотах иных
Не держались за быт.
Там и не было стен:
Мы брели по ветрам –
И не знали вестей,
И не ждали утрат.
Две стихии сошлись
В этих вещих мирах…
Возвращения вниз
Не предвидели в снах.

***
Молчание скрывается в словах
И в жилах карандашного огрызка,
Который с хрустом надвое сломав,
Ты ощущаешь: вот оно, так близко –
Знакомое предчувствие строки,
Которое как сон, как наважденье,
Закрепощенье и освобождение,
Когда по жилам кровь вдоль всей руки.

 


главная | история | новости | наши авторы | архив

2006-2022 [c] Магистраль. Создание и сопровождение Alexii