Главная

История

Новости

Наши авторы

Архив

Представляем творчество студийцев: Алексея Cмирнова, Аллы Шараповой, Веры Николаевой, Лии Шарифжановой, Наталии Никитиной, Саиды Кабатовой, Вадима Колпакова, Татьяны Лепилиной, Михаила Калужина, Марины Архиповой.

СМИРНОВ АЛЕКСЕЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ

Родился в 1946 году. Окончил Московский химико-технологический институт им. Менделеева. Академик РАЕН, автор книг: "Спросит вечер", "Дашти Марго", "Время, полувремя, времена", "Прогулки со словами", "Сорок слов из простокваши", "Дар Владимира Даля". Печатался в журналах "Новый мир", "Знамя", "Вопросы литературы" и др. Живет в Москве.

МОЛОТОЧЕК

Если спрашивали, моя няня Филипповна никогда не говорила, сколько мне лет, но всегда - который год. Не пять, а шестой, не шесть, а седьмой. Мне это нравилось. Я взрослел в собственных глазах, потому что шестой звучало почти как шесть, седьмой - почти как семь. Тем более, что прибавка одного года начиналась сразу в день рождения. Пятого февраля мне исполнялось шесть лет, а по-няниному уже шел седьмой. Сам я на вопрос о своем возрасте отвечал, как принято: пять так пять, шесть так шесть. В том отсчете времени, который вела Филипповна, чувствовался какой-то подвох. Как будто все было честно, а впечатление создавалось завышенное. Семь лет мне когда еще будет, а я уже целый год хожу в сиянии своего грядущего семилетия. Но были в году два избранных дня, когда мне доставляло тайную радость переходить от своего исчисления времени к няниному. Четвертого февраля я знал твердо, что мне пока пять лет, а пятого наслаждался тем, что пошел седьмой. В этом мнимом перескоке через год, в исчезновении шестерки таился какой-то секрет, пускай лишь словесный, но все же секрет. Дело в том, что завысить мой возраст русский язык позволял, а вот занижать отказывался. Можно сказать: "Мне шесть лет" - или: "Пошел седьмой..." А как выразить то же самое, употребив число пять? "Больше пяти"? Но сколько именно? "За пять"? Так не говорят. "За" относится к десятилетиям: "За сорок, за пятьдесят..." А "пошел такой-то год" применимо в любом возрасте. Няня и про себя говорила: "Да уж шестьдесят седьмой, почитай, пошел..."

В тот год, когда няне "пошел шестьдесят седьмой", к нам на участок стал захаживать дедушка Филимонов - настоящий дедушка моего приятеля Женьки Филимонова (Молоточка). Женька мечтал стать классным вратарем и по вечерам просил его тренировать. На майку он надевал ватник, "чтобы рыпаться не больно", а я бил ему "пендали" - пенальти, но не одиннадцатиметровые, а с семи шагов. Причем в их отмериванье Женька проявлял жуткую щепетильность. Вначале обсуждался вопрос, чей шаг принять за эталон: мой или его? Я считал, что мой, раз я бью, а он спорил, что его, раз он отбивает. Но дело было не в том. Просто Женька шагал пошире. Я уступал, небрежно обещая Молотку забить хоть с центра поля...

Полностью рассказ "МОЛОТОЧЕК", а так же рассказы "ДИКТАНТ", "ИГРЫ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ" можно прочитать в журнале "Новый мир" №7, 2003г. Подборку стихов "ПРИСУТСТВИЕ ОСЕНИ" читайте в журнале "Новый мир" №12, 2004г. Наброски с натуры "НЕЗАМЕТНЫЕ ПРАЗДНИКИ" - "Новый мир" №9, 2005г.

 

ШАРАПОВА АЛЛА ВСЕВОЛОДОВНА

Окончила факультет журналистики Московского Университета им. Ломоносова. Поэт, переводчик английской и скандинавской литературы. Ее перевод "Пер Гюнта" Ибсена вышел несколькими изданиями, в том числе подарочным, идет на сцене. Печаталась в журналах "Новый мир", "Иностранная литература" и др. Автор сборника стихов "Среди ветвей". Живет в Москве.

***
Всего прекрасней ранние вставанья
И празднующих городов салюты,
Которые не меркнут от сознанья,
Что пошатнулась вера в абсолюты.

А за окном промчавшаяся надпись,
Хоть славила она творцов бесправья,
Она так хорошо вписалась в насыпь,
Как в корки книг их славные заглавья.

Она сердца переполняла тайной
В те дни, когда читать мы не умели
И рупора над пыльною окрайной
О том, что мир прекрасен, нам шумели.

Имя
Имя мое не вини, ко лжи не причастное: Алла.
Лгали другие слова, но имя не лгало.

За озорные слова, за неверность родне,
За беспокойство, убившее силу во мне,
В час установленный жизнь у меня отнимая,
Имени не отними, оглашенного, гласного: Алла...

Так говорила, о Боже, раба Твоя Алла,
В церкви забвенной под антифон причитая,
Плача так безутешно, как плакала Галла,
Что не пустила ее на Афон Пресвятая.

И улыбнулся ей Ангел, среди облаков пролетая.

Полностью подборку стихов "И УЛЫБНУЛСЯ ЕЙ АНГЕЛ" можно прочитать в журнале "Новый мир" №1, 1995г.

 

НИКОЛАЕВА ВЕРА ПЕТРОВНА (04.06.28-27.01.14)

Родилась в г. Ставрополе. По образованию филолог, кандидат наук. Печаталась в коллективных сборниках: "Дружба", "Вдохновение", "Истоки" и др. В 2000 году вышла первая книга стихов "Земной след".

***
Смолкли юности вешние трели,
Все иначе печалит и радует:
Раньше годы звенели капелью,
А теперь шелестят листопадами.

Мне казалось: век буду мечтательной,-
Жизнь внесла коррективы дельные:
Раньше верила только в касательные,
А теперь признаю параллельные...

Мир устроен и просто, и сложно.
Краткий путь - не всегда прямая.
Раньше думалось: "Разве можно?"
А теперь: "Ничего, бывает..."

Что же это? Душа устала?
Отступилась,признав пораженье?
Это раньше я так бы сказала,
А теперь говорю: "Прозрение..."

***
Морали не читай, давая подаянье;
Взглянут в ответ затравленно и зло.
Замрет рука, готовая к деянью,
Цепь разомкнется, и уйдет тепло.

Перед грехом гордыни обоюдной
Растерянно поникнет доброта…
И то, что людям мнится неподсудным,
Смысл обретет в день страшного суда.

 

ШАРИФЖАНОВА (МИШКИНА) ЛИЯ МАХМУДОВНА

Родилась в Ташкенте. Окончила Художественный институт и факультет рисунка и живописи в Университете искусств. Художник, разносторонний литератор, свои произведения иллюстрирует сама. Печаталась в журналах "Кукумбер", "Трезвость и культура" и др. Живет в Москве.

Веселый дождь
Молнией - небо расколото вдребезги,
Шалые струи - фонтанами плещут,
Завороженные дивной картиной -
Окна восторженно им рукоплещут!

И, разрывая дождя ожерелье,
Мечется солнце, запутавшись в струях,
Пеной шампанского брызнет веселье,
По площадям дождь играет на струнах!

Радугу - в мокрый асфальт опрокинуло,
Капли цветные - букетом в ладони,
Злая фортуна - промокла и сгинула,
И торжествует в природе гармония!

Будто на крыльях, мечтами объятая,
Словно и не было в жизни пороши,
Годы слетели поблекшими листьями,
Верю опять безоглядно в хорошее!

Случай на даче
Упал опрометчиво маленький ежик -
    не чуя беды,
У деда на даче, осенней порою
    в бассейн без воды!
Вдоль стен из бетона он бегал до ночи,
    совсем изнемог!
Поранил все ножки, разбил себе носик,
    устал и продрог!

Холодные ночи - сменялись жарою,
    то пыль, то роса!
Катала как мячик и била о стены
    однажды гроза!
Не ел и не пил он, скучая по маме,
    боялся заснуть!
Все ждал и надеялся - скоро поможет
    ему кто-нибудь!

И сквозь забытье, чуть послышались звуки,
    толи шум, толи гам!
Старался взобраться на скользкую стену -
    без помощи, сам!
- Здесь еж погибает! Ах ты, бедолага,
    - раздались слова!
Потом прошуршала и стихла надолго
    сухая трава!

И дни потекли. Тут приехала внучка,
    с собачкой впридачу.
Увидев ежа - отыскала и лестницу,
    оббегав всю дачу!
Не веря спасенью, шипел и кололся
    измученный еж,
И скрылся тотчас же
    в крапиве высокой,
  ЖИВОЙ ЕЩЕ ВСЕ Ж!

С подробной биографией автора, а так же со стихами, прозой, рисунками можно познакомиться на персональном сайте и персональной страничке на сайте "Московские писатели"

 

НИКИТИНА НАТАЛИЯ БОРИСОВНА

Родилась в г. Свердловске. Окончила приборостроительный факультет МВТУ им.Баумана. В литературной студии "Магистраль" - с 1973 года. Публикации: "Долги мои тяжкие" (I и II ч.), "Колоколия", "Моя Марина", "Скиталище", "Храм"; альманах "Славянские встречи" (№ 4,5,6). Живет в Москве.

***
С добылинных времен
                   - издревле,
землю праведную
               объемля,
Всепрощающим
            гласом Божьим
души
    - колокол благословлял.

 

Разливанно
          - и неустанно,
богозванный
           - и богоданный,
то спокойный,
            то растревоженный
колокольный
           звучал хорал.

 

И малиново
          падали звоны
на малиновых далей
                  зори,
на распахнутые
              просторы
всея
    мати святой Руси,

 

освящая
       и шум, и лепет
чащ и рощ,
         птичий гам и щебет,
гулы ветра
          в порывах вздорных
и туманную
          мглу и синь,

 

разноцветия
           радуг зыбких,
даль равнин
           первобытно-диких,
где паломник
           в скитаньях упорных
путь влачил
           в беспределье пустынь.

 

И струился
          далекий благовест
духом
     иночеств и скитальчеств,
пилигримов
          зовя покорных
в Храм и Дом
            замирских святынь.

 

КАБАТОВА САИДА ПАВЛОВНА

Родилась и живет в Москве. Закончила исторический факультет МГУ. Первый сборник стихов "Нечаянная радость" вышел в 2000 г., второй - сборник прозы и стихов "Хочу оглянуться" - в 2002г.

***
Арбат мой, нарумянили тебя,
Не пощадив ни старости, ни стиля,
В дешевую потеху превратили,
Неповторимое губя.

Достоинству раба не научить,
Всегда желает на кого-то быть похожим…
Течет по улице поток прохожих,
И ничего не изменить.

Ищу у Неба одного
Высокой справедливости,
Расплаты,
За поругание того,
Что свято.

***
Магистраль, Магистраль,
Не случайно это слово
Было найдено ab ovo*,
Ибо означает даль.

И широкое пространство
Неохватного пути,
Поэтическое братство
Пожелало им идти.

И судьбу благословили
Те, кто первыми пришли,
Дух надеждою зажгли,
И поныне сохранили.

Магистраль, тебе хвала
За союз стиха и песни,
Столь естественный и тесный,
Как у птицы два крыла.

*ab ovo (лат)- с самого начала

 

КОЛПАКОВ ВАДИМ ВИКТОРОВИЧ

Родился в 1924 году в г. Иркутске. Окончил Иркутский университет. Работал начальником партии, ведущим геологом. Автор карт, книг, статей и отчетов. Печатался в сборнике «Геология – жизнь моя» и других сборниках. Живет в Москве.

Индигирка
Я легенды о реках не в силах читать
Мне скучна к ним искусства притирка,
Но сумело до глуби душевной пронять
Даже слово само – ИНДИГИРКА.

Я как в сан возведен, побывавши на ней,
Будто звезд нахватал на погоны.
Хоть в пороги не лез, сберегая людей,
И себя, и шмутье, и погоны.

Я немало на веслах проплыл Колымой,
Оскверненной созданьем Гулага,
Был мотаем амурской и ленской волной,
Шел по Ваге, где роется драга.

Всюду трудятся струи, к пределу спеша
Где спокойно, где вьяся как в цирке,
Говорят, будто в каждой реке есть душа.
Я ее осознал в Индигирке.

Был, где стужей рекордной дышал Оймякон,
И в цветах на бугре Крест Майоре,
У Зашиверска, - церкви, где чудится звон,
В Чокурдахе – с помойкой близ моря.

Было тесно и мрачно в пропилах хребтов,
На воронках крутило байдарки,
Яр Сыпной нас обвалом накрыть был готов,
Вся ж сочлась Индигирка подарком.

Очищает сознанье волшебством своим,
Как белье задубелое стирка.
Как припомню, что где-то живет, хоть незрим,
Дух твой строгий, река Индигирка.

 

ЛЕПИЛИНА ТАТЬЯНА КОНСТАНТИНОВНА

Родилась на Дальнем Востоке. Детство и юность провела на Украине. Образование высшее, архитектор. Член Международного художественного фонда, графика, акварель. Стихи публиковала в коллективных сборниках «Восхождение»(2003г), «Наша новая студия»(2005г), «У каждого свои дороги»(2006г). В 2007году вышел первый сборник стихов с иллюстрациями «Человек среди людей». Хобби – путешествия, флористика. Живет в Москве.

***
Хочу, чтоб Вам запомнилось моё рукопожатье.
Не голос, не лицо, не волосы, не платье,
не стан, не жест, не взгляда обжигающий огонь,
а маленькая, сильная, с мозолями, ладонь.

***
Два орла парили в небе, два орла,
распластав четыре выгнутых крыла.

Что за дело им до суетной земли? –
В небесах они удел свой обрели.

Среди знойной поднебесной глубины –
лишь друг другом восхищения полны.

Над болотом, над заброшенным жнивьём
танцевали, одинокие, вдвоём.

Упоённые бездонной синевой,
пьяны сердцем, только трезвы головой.

Только сильны одиночеством своим,
недоступны, непонятные другим.

Только – общего парения восторг,
через север, запад, с юга – на восток.

Только – трепет в оперении тугом.
Только зоркие зрачки – один в другом.

 

МИХАИЛ КАЛУЖИН

Родился в 1949 г. в Москве. Закончил экономический факультет Московского Полиграфического института. Стихи публикует на поэтических интернет сайтах.

Белый сонет
Грунтовкою заветного холста
уложен снег живого натюрморта.
Есть сон вещей... И сны такого сорта
достойны гениального перста...
Снег кровоточит рваною аортой,
и белокровьем полная верста
промерила окрестные места
и бьёт сонет волной по дну и борту...
Сонет - окно на белизне листа,
и белизна, нетронуто-чиста,
ложится снегом с перцем фонарей,
просыпанным с наветренных сторон,
мельканием синиц и снегирей,
белесым оперением ворон...
11.12.09.

Черный сонет
...из чёрной проруби на наледи листа
пылает мраком ледяной реторты
невидимая сторона офорта,
что автору неведом не спроста...

Он быть готов слугою хоть у чёрта!
Сонет его, как с кровью береста,
подобьем берестяного моста
с горящего соломенного форта...

И чёрные обожжены уста,
чернец - один, а раны, как у ста,
царапают израненную душу,
как лапой курицы - офортной смолки лёд...
Он шепчет истово: "Будь Карфаген разрушен!"
и смотрит в зеркало бумажных чёрных вод...
20.12.09.

 

АРХИПОВА МАРИНА (05.08.1958 - 03.06.2012)

Окончила специальную школу для инвалидов зрения. Участвовала в конкурсах и фестивалях, организованных Обществом слепых, а также в конкурсе правосланой поэзии и музыки «Серебряная псалтирь». Номинант ряда премий и победитель конкурсов.

***
В форточку вытянет дым,
В доме затихнут шаги…
Вот он, обрывок строки.
Под напряженьем лады.
Если не лопнет струна,
Я допишу черновик
До окончания сна,
До возвращенья любви.

***
Я звала тебя в сны,
Где вкус боли забыт.
На высотах иных
Не держались за быт.
Там и не было стен:
Мы брели по ветрам –
И не знали вестей,
И не ждали утрат.
Две стихии сошлись
В этих вещих мирах…
Возвращения вниз
Не предвидели в снах.

***
Молчание скрывается в словах
И в жилах карандашного огрызка,
Который с хрустом надвое сломав,
Ты ощущаешь: вот оно, так близко –
Знакомое предчувствие строки,
Которое как сон, как наважденье,
Закрепощенье и освобождение,
Когда по жилам кровь вдоль всей руки.

 


главная | история | новости | наши авторы | архив

2006-2011 [c] Магистраль. Создание и сопровождение Alexii